Последнее время все больше размышляю на тему молитвы. Одна из мыслей высказанных, доктором Джоэлом Бики очень меня задела. Вот в общих чертах  то, что он сказал в своей проповеди на прошлогодней конференции «Desiring God», «То, что нас очень сильно отличает от мужей веры времен реформации и пуритан – это молитва, потому что если вы задумаетесь и сравните их проповеди с нашими, то разница не такая уж и большая. Но когда вопрос касается молитвы, здесь мы абсолютные аутсайдеры. Мартин Лютер молился по два часа ежедневно.» И дело не в том сколько часов мы солимся, дело в том, что молитва важна также как и слово. Посмотрите на 6 главу книги Деяний, стихи 3 и 4,
«3 Итак, братия, выберите из среды себя семь человек изведанных, исполненных Святаго Духа и мудрости; их поставим на эту службу, 4 а мы постоянно пребудем в молитве и служении слова
Если взять принцип апостолов то выглядит так, что молитва и служение слова в их служении занимают по 50% каждое. А сколько процентов времени занимает молитва в вашем служении? И это вопрос к каждому верующему, не только к старейшинам и дьяконам, ведь жизнь каждого христианина есть сужение Господу. Занимает молитва хотя бы 5% вашего служения?
Проблема на лицо, но как ее решить? Мне лично помогает планирование, точное планирование ежедневной молитвы. Но есть еще одна проблема, большая первой. Что делать если молитва стала «пластмассовой»? Очень часто кажется, что моя теология мешает мне горячо молиться. Я понимаю, что это конечно же не так, но плоть умудряется даже глубоко верные и «трогательные» истины обращать в что-то повседневно обыденное. О, да не будет так! Надо бороться. Всем кто сталкивается с подобными проблемами в своей молитве, привожу ниже статью Кевина деЯнга. Мне она помогла по-новому взглянуть на свою молитву.
Иисусу нравится отчаянная вера намного больше, чем безопасная вера (это когда мы осторожничаем больше ради своей безопасности, чем ради сохранности библейской истины). Посмотрите на Евангелия. Иисусу нравились отчаянные люди, которые выражали свою смиренную уверенность в том, что Он обо всем позаботиться. Женщина, страдавшая кровотечением 12 лет, центурион у которого заболел слуга, Хананеянка с больной девочкой. Они все просили многого, и Иисус похвалил их за это.
Конечно же есть опасность того, что мы просто возьмем эти примеры, изолируем их от остального Писания и придумаем свою теологию, которая говорит, что Бог даст нам все чего бы мы ни попросили, и когда бы мы этого ни попросили. Такая теология не сможет объяснить страданий Христа в Гефсиманском саду или опыт Павла с его жалом во плоти. Мы не должны думать, что вера гарантирует, что все наши мечты исполняться здесь на земле.
Но также как самонадеянная вера опасна, опасна и вера тщедушная. Некоторые из нас, когда дело касается молитвы становятся только смиренными и никак не уверенными. Многие перестали просить Иисуса о чем-либо, потому что перестали верить, что Он может и хочет сделать это. Мы стали слишком осторожными. Знаете, что часто скрывается под маской постоянной осторожности? Цинизм. Цинизм же –это близкий родственник неверия. Мы не знаем и не узнаем всех «как» и «почему», но мы точно знаем, что Иисус хочет чтобы мы молились и верили. Одно из основных учений Иисуса о молитве заключается в слове, «Проси!»
Нам нужно просить о большем! Он может сделать все, что Ему угодно. Иисусу угодно, когда мы показываем нашу уверенность в том, что Он может совершить что-то ради нас. Конечно же это что-то должно быть для Его славы и в Его воле. Мы на самом деле не молимся, если мы не просим о чем-то, что только Господь может сделать. Проверьте свою веру в молитве!
Верую Господи! помоги моему неверию (Марка 9:24 ).

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Post comment