«Смерть ребенка – это зло. И пусть никто мне не говорит, что в этом может быть что-то доброе. Не говорите мне, что Бог может обратить это во благо», – это, перефразированное мною высказывание одного теле-пастора, на первый взгляд кажется абсолютно очевидным и верным. Я согласен с тем, что смерть ребенка – это горе. Я согласен с тем, что это трагедия, и что смерть – это ужасное, страшное и противоестественное последствие греха.  Что касается зла, я хотел бы немного поразмышлять над этим вопросом, который задавал себе еще Ваня Карамазов.
Как мы определяем, что такое зло и что такое добро? Большая часть людей определяет это по одному простому критерию. Кстати, этот критерий человечество выработало в Эдемском саду, в момент грехопадения. Критерий простой: если мне хорошо – это добро, если мне плохо – это зло.
Что это говорит об источнике истины? Очень простой ответ: источник истины – человек. Вы, наверное, уже догадываетесь, куда я клоню? Если человек определяет, что такое хорошо и что такое плохо на основании себя любимого, то в Библии это называется идолопоклонством, и нарушает первые 2 основополагающие заповеди. Если человек становится центром, то все вокруг, включая Иисуса, становится средством для достижения «добра» или говоря проще, моего блага. У меня заболела нога, сломался телевизор, урезали зарплату, заболел ребенок. Зло ли все это? Вполне возможно. Но давайте подумаем о том, что такое добро и зло в библейском понимании. Это то, что является таковым, если его так называет Библия.
Рассел Мур, автор книги, «Усыновлен навсегда» очень помог мне в свое время разобраться в этом вопросе. У них с женой не было детей. Первого ребенка они потеряли еще до рождения. Это было страшно и тяжело. Они забеременели второй раз. И… потеряли второго. Тогда Рассел пережил то, что я называю «встреча с Богом» (почему то они часто происходят во времена трагедий, может быть, потому что именно в такие времена мы лишены всякой человеческой мощи и готовы, наконец, слышать (Иов 42:5)). Ему было плохо, больно, непонятно и он был зол на Бога. Он сказал тогда, «А зачем я вообще женился?» Ужасные слова. Он сразу же осознал, насколько страшными они были по отношению к его супруге и, конечно, к Тому, Кто держал Его в своей руке. Потом произошла встреча со старым другом, который пришел навестить его и утешить. И этот друг сказал то, что и для меня приоткрыло завесу добра и зла. Он сказал, «Я не знаю, почему Бог позволил этому произойти. Смерть ребенка – это трагедия, но я знаю одно – Бог сделает все, чтобы преобразить нас в образ Сына Своего, Иисуса Христа». Позже, думая, что они не смогут иметь биологических детей, семья Мур усыновила двух мальчишек.
Я не хочу сказать, что ответ на трагедии жизни прост, но я хочу сказать, что крест Иисуса Христа и любовь Отца к нам, выраженная в Нем, должны помочь нам увидеть, что добро и зло – это категории, критерии которых определяет не человек, а Бог. «Ибо кого Он предузнал, тем и предопределил быть подобными образу Сына Своего…» (Рим.8:29). Мысли Бога, не наши мысли. И поэтому мы должны не сообразовываться с веком сим, но преобразовываться обновлением ума нашего, чтобы нам познавать, что есть воля Божия, благая, угодная и совершенная.
Что есть воля Его? Что была воля Его в жизни Иосифа? Что была воля Его в жизни Иова? Что была воля Его в жизни Иеремии? Что была воля Отца в земной жизни Сына Его, Иисуса Христа? Добро! Не сомневайтесь, братья и сестры, воля Бога в жизни Его детей есть добро и благо, потому что «Тот, Который Сына Своего не пощадил, но предал Его за всех нас, как с Ним не дарует нам и всего?» (Рим.8:32)

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Post comment